…Проснувшись рано утром, ты одернул занавески и распахнул окно. Солнце уже встало. Начинался новый день. Выпив кофе, не спеша натянув джинсы и первую попавшую под руку рубашку- отправляешься в путь. В свой новый путь. Ты не заметил, что сегодня как-то иначе реагируешь на такой родной и всегда пьянящий аромат своего любимого эспрессо. Его всегда готовила она. И занавески тоже одергивала она, и будила тебя, поливая водой из чайника. И ты любил все это. Ты этим жил. А потом она ушла. Просто ушла. К другому. Поливать его водой из чайника. И варить кофе. И что-то ещё…18 счастливых лет смахнуло с памяти легкое движение кружевного палантина. Так быстро. Так нелепо. Так больно. Сердце потрескивало, словно пыталось сломаться. А потом умолкло. Ты давно не слышишь его голос. Оно давно не слышало тебя. Прошло три года. Это долгий срок. Привыкаешь…
Да. Мы привыкаем…
А потом- выходим из своих квартир, оставляя за дверью свое сердце. Израненное, болезненное и немного хромое. Оно единственное, к чему мы ещё способны испытывать сострадание. Мы оставляем его за дверью, так меньше болит. И разрушаем. Все, что встречается на нашем пути. Доброе, светлое, чистое, голубоглазое, открытое, наивное, ранимое и немного святое. Мы бьем кулаком в грудь, не замечая силы удара. Мы взрываемся, убивая и калеча, потому, что однажды НАМ сделали больно. И неважно, что виновны совсем другие, а может, виновны мы сами? Мы слишком горды и самолюбивы, чтобы признать это. Нам нельзя причинять боль! Мы не прощаем! Словом, жестом, небрежной ухмылкой, мы пронзаем насквозь, мы вонзаем клыки, мы терзаем загрубевшими руками доброе, светлое, чистое, голубоглазое, открытое, наивное, ранимое и немного святое. И больше выпиваем. И громче ругаемся матом. И чаще болеем. И горечь немного во рту. И пусто внутри. И страшно, немного. Мы разучились верить. Мы разучились мечтать. Мы разучились любить. Мы смеёмся над теми, кто смотрит нам в глаза. Мы вышвыриваем чужие чувства в окно перед сном, чтобы не мешали засыпать, не забывая одернуть дорогие занавески… Мы играем в отношения, превращая их в забаву. Со всеми и не с кем…Свобода! И уходит от нас доброе, светлое, чистое, правда уже не такое голубоглазое, и не совсем открытое, и уже не наивное, и уже… Немного растерянно. Немного в слезах. Просто Другое… Чтобы завтра, проснувшись, равнодушно одернуть занавески, выпить остывший кофе, выйти из дома. И взрываться, ломая и калеча… .И пронзать насквозь… И впиваться зубами… И горечь во рту… И сердце за дверью…